Звоните по телефону: 8-800-775-13-67

Юсуф Карш

D 92747-01Юсуф Карш (1908–2002) – знаменитый канадский фотограф армянского происхождения. По мнению множества ценителей и крупнейших специалистов, лучший фотопортретист всех времен и народов, создатель наиболее выдающейся портретной галереи XX столетия. Многие его работы обрели хрестоматийный статус. Количество их публикаций, равно как и выставок работ Карша, не поддается исчислению.

Текст: Борис Мурадов

Когда в 1941 году, в самый мрачные дни Второй мировой войны, премьер-министр Великобритании сэр Уинстон Черчилль прибыл с официальным визитом сначала в Вашингтон, а затем в Оттаву, его канадский коллега Маккензи Кинг пригласил Юсуфа Карша запечатлеть влиятельного британского политика и государственного деятеля Черчилля во время его выступления перед Парламентом Канады. По окончании его насыщенной эмоциями, зажигательной речи Карш поспешил в кабинет спикера, где накануне вечером установил свой свет и вторую камеру. Вскоре туда зашли и оба премьер-министра плечом к плечу и с сопровождающими их лицами. Карш включил свой свет, и Черчилль ошарашенно воскликнул: «Что это? Что такое?». Все боязливо притихли, и лишь сам Карш робко вышел вперед и сказал: «Сэр, я надеюсь, что мне представился удачный шанс сделать портрет, достойный этого исторического момента». Бросив недовольный взгляд на самонадеянного молодого человека, премьер-министр бурнул с усмешкой: «Только меня почему-то об этом забыли спросить!». Сопровождавшие его лица засмеялись, что еще больше усложнило положение фотографа. Но затем Черчилль зажег сигару, раскурил ее, напустив вокруг дыма, великодушно смягчился: «Так и быть, можешь щелкнуть разок». Убедить его переместиться на небольшое расстояние в то место, куда был направлен свет, уже стоило фотографу труда, но самое сложное было еще впереди. Черчилль никак не желал выпускать изо рта дымящую сигару, продолжая энергично ее жевать, даже когда Карш поставил рядом пепельницу. Подождав еще какое-то время, Юсуф, повинуясь спонтанному импульсу, шагнул к нему и деликатно, но не спрашивая на то разрешения, а лишь промолвив «Простите, сэр!», вынул сигару из его рта! Когда отважный фотограф вернулся к камере, британский премьер смотрел на него так грозно, словно хотел испепелить взглядом. В этот момент Карш и сделал свой снимок, которому суждено было прославить его на весь мир. И в оглушительной тишине сэр Уинстон, вместо того чтобы разразиться проклятьями, милостиво улыбнулся и хмыкнул: «Ладно, можешь сделать еще один». После чего подошел к Юсуфу, пожал ему руку и сказал: «А ты, похоже, можешь даже рычащего льва заставить замереть перед камерой!».
Именно так, со слов самого Юсуфа Карша, он в 33 года сделал свой самый знаменитый фотопортрет – одно из наиболее часто воспроизводимых изображений в истории фотографии.

camsx258f20_800 По какому принципу Всевышний (если, конечно, он существует) распоряжается своим «посевным материалом» – только ему самому, похоже, это и известно. Потому что, когда в провинциальной глуши на юго-востоке Турции – а не где-нибудь в Нью-Йорке, Лондоне или, на худой конец, в Хацапетовке – в начале позапрошлого века родился маленький армянский мальчик, никому бы и в голову не пришло, что, повзрослев, он волею судьбы и благодаря своему таланту станет величайшим фотографом, позировать которому будут сильные мира сего. Все детство Юсуфа прошло в обстановке страшного геноцида армянского населения, и в 14-летнем возрасте он, спасая свою жизнь, вместе с семьей вынужден был бежать в Сирию, а еще через пару лет родители отправили его в Канаду к обосновавшемуся там родному дяде Джорджу Накашу – фотографу. Дядя быстро разглядел в племяннике талант и, в свою очередь, летом 1926 года отправил смышленого паренька на двухлетнее обучение в Бостон к своему другу, авторитетному фотографу Джону Гаро. Там-то, в проникнутой человечностью атмосфере студии Гаро и зародилось желание Карша посвятить себя портретной фотографии.

В 1931 году амбициозный молодой человек вернулся в Канаду и открыл собственную студию в Оттаве. Вскоре ему довелось сделать портрет генерал-губернатора лорда Бессборо, с чего и началось восхождение Юсуфа Карша к всеобщему признанию. Его патроном и даже другом стал уже упоминавшийся выше премьер-министр Канады Маккензи Кинг, который и устроил съемку Уинстона Черчилля.
Уже в этом портрете явно прослеживается фирменный «почерк» мастера: точечный и строго отмеренный, классический «голливудский» свет, направленный на модель (главным образом, на лицо и руки), в контрасте с темной одеждой и темным фоном. «Грамотное использование света – это тончайший инструмент для отображения лица человека. И даже если понимаешь это, не всегда можешь владеть этим инструментом», – пояснял Карш. И, владея этим инструментом в совершенстве (помимо умения «поймать момент»), фотограф добивался потрясающей глубины и выразительности своих портретов, максимальной резкости и деталировки изображения, когда видны каждый волосок и морщинка. Благодаря этому «каршевские» портреты отличались какой-то особой торжественностью, а их герои – особым достоинством и величием. Впоследствии Каршу еще дважды доводилось снимать Черчилля, но именно тот, первый снимок предопределил всю дальнейшую судьбу фотографа. Опубликованный изначально в журнале Life, он получил одобрение во всем мире. По словам самого Карша, «в общественном сознании этот портрет стал олицетворением неукротимого духа Британского народа». Юсуф тогда явно поймал удачу за хвост: с этого момента знаменитости и государственные деятели непременно хотели быть «скаршографированными», как выразился однажды другой его известнейший персонаж – герой Второй мировой войны британский маршал Монтгомери.

Кого бы ни снимал Юсуф Карш – президента или простого рабочего, он в первую очередь старался понять этого человека и найти в нем некую «внутреннюю силу»: «Ум и душа того, кто перед моей камерой – вот что мне наиболее интересно, – утверждал великий портретист. – И чем больше величия в уме и душе человека, тем выше мой интерес к нему. Фотограф должен быть исследователем, и съемка портрета – это всегда скрупулезное исследование. Самое главное, помимо правильного света – это понимание человека. Чтобы сделать выдающееся фото, о человеке нужно знать многое: его достижения, его интересы, его место в жизни – от него самого или окружающих его близких людей. Вся эта информация – залог создания впечатляющего образа. Я всегда спрашиваю и читаю как можно больше о людях, которых собираюсь снять. И вдохновляюсь тем, что они делают в этой жизни».
Для кого-то из этих людей, как это часто бывает с фотографами (но только с хорошими!), Юсуф становился затем другом, для кого-то нет. Сам он подходил к дружбе очень ответственно, поясняя: «Я вкладываю особый, очень важный смысл в слово «друг». Друг – это кто-то, в присутствии кого ты можешь думать без какого-либо усилия и кому ты можешь открыть свое сердце без боязни. И тот, у кого много друзей – очень счастливый человек».

Техника

В извечном споре между физиками и лириками Карш непременно примкнул бы к последним: его влекла эстетическая, художественная сторона фотографии, а не техническая. Он утверждал, что модель камеры и прочие технические вопросы – не тема для фотографических дискуссий, и неизменно отказывался обсуждать свое оснащение, предпочитая поболтать с собеседником о своей полной приключений жизни и интересных личностях, которых он фотографировал: «Моя душа неизменно бунтовала против засилья техники, которой фотографу приходилось себя окружать и обвешивать, задействуя в течение сессии. А как было бы славно, пропади все эти железяки с глаз долой, чтобы не зависеть от них в своей работе!».
Однако же, несмотря на то что он не любил думать о технике – или же потому, что просто не хотел о ней думать, Карш всегда покупал только самые лучшие камеры, какие мог позволить, причем сконструированные по его собственным особым указаниям, а также приобретал и использовал в огромном количестве фотосвет и другие принадлежности.
Поэтому уже в начале своей карьеры Карш таскал с собой по всему миру почти сотню килограммов оборудования. Его большой Chrysler был специально адаптирован под перевозку всей этой фототехники: заднее сиденье было снято, да еще и на крышу был установлен багажник. В 40-х и 50-х годах Юсуф брал этот автомобиль с собой и в Европу, но большинство водителей, которых он нанимал, не имели опыта вождения таких «дредноутов», до отказа забитых очень хрупкой аппаратурой, и Карш менял их ежедневно.
Основным инструментом мастера была камера Calumet формата 20х25 см с мехом, произведенная в начале 40-х годов в Чикаго. «Я предпочитаю большой формат, но также использую 35-миллиметровую Leica-flex и Hasselblad. 35-миллиметровой камерой тоже можно делать великолепные снимки, все зависит от того, в чьих она руках. Это как умение хорошо писать – неважно, ручкой или карандашом; важно, что ты можешь сказать.»
Что же касается света, которому Карш придавал решающее значение в съемке, то, как правило, он использовал мощные источники заливающего света и прожекторы, изготовленные, опять же, по его персональному заказу. Именно они позволяли ему фотографировать с закрытой диафрагмой, добиваясь тем самым желанной глубины резкости. Печатал свои портреты мастер на бумаге размером75x40 или 50x40 см.
В конце концов, Карш решил собрать три совершенно одинаковых комплекта оборудования: один он держал в своей студии в Оттаве, второй хранился в Нью-Йорке, а третий – в Лондоне…

«Снимая портреты, я имел возможность знакомиться и встречаться с многими выдающимися современниками, и, надеюсь, мне удавалось, глядя на них через видоискатель, хоть ненадолго, хоть краем глаза проникнуть в к ним в душу», – говорил Юсуф Карш уже на склоне лет.
Вообще же в числе его наиболее заметных персонажей, помимо уже упомянутых выше, были 12 президентов США – от Герберта Гувера до Билла Клинтона; четыре Папы Римских – от Пия XII до Иоанна-Павла II; все премьер-министры Британии – от Уинстона Черчилля до Джона Мэйджора; советские лидеры Хрущев, Брежнев и Горбачев; Альберт Эйнштейн, Нельсон Мандела, Энди Уорхол и… нет, дальнейшее перечисление займет слишком много места..
Творческий стиль Карша оказал сильное влияние на многих фотопортретистов, особенно в 40-х и 50-х годах.
В начале 90-х Юсуф Карш закрыл свою студию в Оттаве, посвятив оставшиеся годы заслуженному отдыху, но не забыв про любовь всей своей жизни – фотографию. Скончался он в 2002 году в возрасте 93 лет, оставив молодым фотографам – и не только им – замечательный совет: «В поисках величия духа я неизменно стремился достичь совершенства, прекрасно зная, что оно недостижимо. Но сам этот процесс доставлял мне огромное удовольствие. Он позволял мне, несмотря на годы, оставаться в душе молодым, искателем приключений, всегда чего-то хотящим и всегда осознающим, что подлинный объектив камеры – это твои сердце и ум. Изучайте гуманитарные науки, историю, музыку, поэзию, читайте биографические материалы и путешествуйте. Все это очень помогает как фотографу, так и любому, кто хочет реализовать свой талант».

camsx258c25_800
Источник: Digital-foto

Понравился материал? Поделись им с друзьями: