Звоните по телефону: 8-800-775-13-67

Русская школа фотографии.

74494В фотографии, как и в любом другом виде искусства, всегда остро стоит вопрос самоопределения. И, даже если не касаться таких общефилософских вопросов, как «что такое искусство?», «для чего искусство?» и «почему искусство?», каждому творческому человеку важно иметь какие-то ориентиры, реперные точки для оценки того, что он делает. И такой шкалой оценки собственных работ, конечно же, является то, что было сделано раньше – ведь все познается в сравнении. Поскольку наша страна, как известно, имеет великое прошлое и светлое будущее, как только формулируется вопрос «что было раньше?», у многих естественным образом он приобретает форму «что было раньше у нас?» (а в некоторых случаях как бы сам собой возникает и ответ: «А у нас это было раньше (чем у них)!». Шутки шутками, а тема эта весьма серьезна – ведь никакое искусство, и фотография в частности, не может существовать без корней. Тема, которую мы решили затронуть – русская школа фотографии. Можно ли говорить о таком явлении, как русская фотографическая школа, традиция? Какие направления она имела, кто ее представлял?
И, наконец, где все это сейчас? И где сейчас получать образование отечественному любителю фотографии? Эти вопросы мы задали нашим респондентам.

Мнения профессионалов Георгий РОЗОВ
профессиональный фотограф
74514Школа, в моем понимании, – это учитель или группа учителей, которые готовят себе смену. При этом их ученики продолжают и развивают то направление в искусстве, которому следовали их учителя. Школы в таком понимании, одной на всю страну, не было, и быть не могло. Многие фотографы вышли из ВГИКа, получив профессию оператора. В Москве был техникум, где готовили бытовых фотографов и еще один, который готовил картографов. Там, как ни странно, давали очень неплохое фотографическое образование. Его закончил Дима Зверев, один из самых талантливых членов клуба «Новатор». При Советах власть интересовалась только фотожурналистикой, ибо она помогала промывать мозги населению. Фоторепортеров в СССР готовили целенаправленно. Для этого при Центральном Доме Журналистов много лет существовал двухгодичный лекторий по фоторепортажу. Преподавали там лучшие профессора ВГИКа, но основную нагрузку несла Лидия Дыко. Это учебное заведение, пожалуй, можно было называть настоящей школой. Раз в два года страна получала двести выпускников. Человек десять из них тут же попадали в редакции крупнейших иллюстрированных изданий того времени, где их обучение продолжалось. И там были наши настоящие университеты. Каждая редакция свои кадры воспитывала в процессе работы.
Нельзя не сказать о фотоклубах, таких как «Новатор». Он был основан блестящим фотографом А. В. Хлебниковым. Я однажды присутствовал на его лекции о рекламном натюрморте. Прошло больше тридцати лет, а я до сих пор помню и лекцию, и снимки мастера. Таких клубов по стране было много: в Казани, Тбилиси, Литве, Латвии, Эстонии и др. Это тоже были фотографические школы, и «выпускники» таких школ имели свой узнаваемый почерк. На мой взгляд, в СССР была очень неплохо развита фотография для прессы, а также художественная и жанровая, гораздо хуже рекламная и прикладная. Тем более, работая в журналах и газетах, от задания к заданию фотографы совершенствовались. Это и была школа, в моем случае – школа «Огонька» и, прежде всего, Дмитрия Бальтерманца. Но была еще школа журнала «Советский Союз» и школа ТАСС. Замечательные фоторепортеры вышли из журнальной редакции АПН. Но все это не отменяет необходимости в само-образовании. Любая школа дает только толчок, а сам фотограф должен постоянно впитывать из окружающего воздуха все новые и новые импульсы, новые приемы, новые способы обработки фотографий, новые технологии их получения. Самая лучшая школа всегда должна быть при себе – это неумирающая страсть к самосовершенствованию.

Юлия ЧЕРНОВА
арт-директор
и ведущий фотограф
студии U.Studio
74534Существуют разные пути получения фотографического образования. Ближе к середине 20-го века фотографическая информация перестала передаваться только из уст в уста как некое сакральное знание и стала общедоступной, благодаря изданию множества специализированных книг, пособий, журналов. Сейчас их стало еще больше. Можно найти книги и интернет-сайты, посвященные художественной, рекламной, репортажной фотографии и другим жанрам. И все же в этих книгах никогда не прочтешь настоящих секретов. Мастера стараются передавать тонкости и свои небольшие, но важные тайны только близким ученикам. Любой мастер скажет, что найти хорошего ученика сложно. Здесь стоит вопрос совместимости многих факторов, в том числе и личностных. Я не получала высшего образования, связанного с фотографией, и считаю, что это не плохо и не хорошо. Дело в том, что заказчики смотрят не на дипломы, а на работы. Можно прийти на курсы, например, в прославленную «Академию Фотографии», и получить некий объем знаний за определенные деньги, но это еще не значит, что ты станешь настоящим фотографом. Я уверена, что человек сможет взять знания, только если они ему по-настоящему нужны. Но я также уверена, что знания лучше передаются, когда мастер работает непосредственно с учеником. Как говорят многие мои знакомые фотографы, настоящий ученик – это одновременно твой ребенок и мама, подчиненный и друг. Знания передаются годами, до тех пор, пока ученик сам не вырастет в учителя.
Что же касается курсов, такой способ не исключает успешной карьеры фотографа. Единственное, что всегда настораживает – это невозможность индивидуального подхода. Поэтому я очень рада, что училась у очень хороших, разносторонних, разноплановых мастеров. Моим первым учителем был ныне покойный Антон Ударов. Он был очень сильным и волевым человеком. Любил горы. Был командиром спелеосекции «Грот». После смерти Антона Ударова, мне очень помог Илья Ульяновский. Всеми моими знаниями цифровой фотографии я обязана только ему. Своим учителем я считаю и основателя «Гильдии рекламных фотографов» и фестиваля «Мастер» Александра Щербакова, который любезно согласился работать со мной в ряде проектов.
За многие годы занятия журналистикой судьба свела меня со многими фотографами и художниками. Все эти люди совершенствовали мое творческое видение мира помогали выработать точку зрения на фотографию как направление в искусстве.

Юрий Тамазин
фотограф, автор журнала «Фотодело»

87184Куда пойти учиться. Вопрос в том – зачем! Все зависит от того, для чего и зачем вы занимаетесь фотографией. Для кого-то это хобби, кто-то хочет сделать это своей профессией, кто-то – совместить первое и второе. В каждом случае ответ будет разный. Очевидно, все начинается с хобби (у многих этим и заканчивается). Как человек приходит к фотографии? Скорее всего, случайно взяв в руки аппарат и сделав более-менее удачный кадр.
Я знал и знаю многих людей, которые, купив камеру, забрасывали ее потом на дальнюю полку, объяснив, что ничего не получается. Это один результат. Другие, с меньшим уровнем самооценки, самозабвенно который год снимают себя любимых на отдыхе и во всех возможных местах, искренне полагая, что они очень хорошие фотографы («Смотри, сколько я наснимал!!!»). При этом они совершенно не озабочиваются таким понятием, как учеба. Зачем? Повернул колесико в режим «авто» и вперед. А разве еще что-нибудь нужно? Главный критерий оценки качества фотографий – резкость.
И первые, и вторые обречены, каждый по-своему. Дело в том, что производство хороших фотографий требует большого умственного труда, если вы не гений от рождения. Если не гений, то нужно учиться. Главное решить для себя, а нужно ли тебе все это. Допустим, что вы решили – нужно. На мой взгляд, если вы не хотите сделать это своей профессией, но хотите получать хороший результат, то начните с простого самообразования. Для того чтобы пойти учиться, у вас должна появиться неудовлетворенность и куча вопросов, которые вы сами решить не в состоянии. Или вы должны придти к такому этапу в своем творчестве, как застой. Вы не можете понять, почему не растете, и это вас угнетает.
Возможно, вам просто нужен толчок для перехода на новый уровень, для каждого он может быть различным. Учиться в учебном заведении или на курсах достаточно утомительно и часто непродуктивно (особенно если вы хорошо знакомы с азами профессии). Наилучший результат могут дать мастер-классы известных мастеров или просто опытных фотографов, которые стоят на 1–2 ступени выше вас. Иногда один-два урока могут снять повязку с глаз и вывести из тупика. Но будьте готовы и к разочарованиям, если вы попадете не к тому человеку. В любом случае, безусловно, нужно больше читать, смотреть, анализировать. Без этого – никуда.

Владимир Верховский
профессиональный фотограф

87204Давайте прежде всего решим, что понимать под «фотографическим образованием». Иначе будем рассуждать каждый о своем, думая, что говорим об одном и том же.
Итак, что роднит маляра и поэта? Технология. И тот и другой, по большому счету, наносят краситель на поверхность. Тем не менее, если внимательно присмотреться, то результаты все же имеют некоторые различия. Девочка в крохотном чуланчике под вывеской «Срочное фото на документы» и Александр Шахабалов. Они коллеги или нет? Думаю, нет. Можно ли про усталого человека с фотоаппаратом на пляже сказать «Современный мастер»? Думаю, что да.
Наверное, задавая свой вопрос, вы имели в виду несколько иное. Можно ли научить быть художником? Можно. Но не всех. Тому, что умею сейчас, я учился сначала по фотографиям моего отца, военного летчика. Потом по журналу «Советское ФОТО». По выставкам. А потом уже в общении с такими мастерами, как Михаил Геллер, Александр Шахабалов, Сергей Милицкий и другими замечательными фотохудожниками.
Напоследок – мое определение художественной фотографии.
Художественная фотография есть искусство предъявления зрителю неочевидной эстетики реального мира.
Именно такую фотографию преподаю своим ученикам, у некоторых получается. А кто-то после моих уроков прекрасно фотографирует обувь для каталогов. Если плоды своей работы можешь обменять на хлеб – ты мастер.
Интересно, а сможет ли кто-то из «ярких» сделать нормальную фотографию для визы в Финляндию?

Дмитрий Катков
фотограф, автор журнала «Фотодело», создатель сайта photo-element.ru
87224Да, в истории фотоискусства есть такие понятия, как «советская школа фотографии», и, как результат, «советское фото». Прежде всего они отличались позитивным, оптимистичным содержанием, поскольку идеологией подразумевалось, что в условиях социализма человек просто не может жить плохо. Поскольку школа фотографии в нашей стране имела репортажные корни, то драматизм, присущий здоровому искусству, реализовывался через «битву за урожай», «трудовые подвиги» и «покорение Иртыша». При этом, такая драматургия тоже имела позитивное направление. Обнаженная натура была представлена физкультурницами ГТО, а портретура – передовиками производства.
Советская школа фотографии состояла из многочисленных фотоклубов во Дворцах Культуры и фотокружков в Домах Пионеров. Важнейшей частью процесса обучения были выдача домашних заданий, обсуждения фотографий участников, обмен опытом и проведение конкурсов. Ярких имен очень много, но из мэтров приведу Александра Родченко, Дмитрия Бальтерманца, Аркадия Шайхета, Валерия Щеколдина. Из современных выделю Игоря Мухина, Николая Бахарева, и даже «цветного» Сергея Максимишина.
В настоящее время в нашей стране школы фотографии нет. Как нет духовности и объединяющей людей идеи. Разрозненные частные школы фотографии на манер западных не направлены на какое-либо внутреннее наполнение снимков, то есть проводят абсолютно безыдейный, бездуховный процесс. Учат приемам съемки, догматам композиции, как устроен объектив и даже видоискатель, как правильно поставить свет в студии. То есть, учат инженеров, а не фотографов, учат технике, изобразительной форме, а не содержанию. В результате появился вал никому не интересных, качественных снимков, назвать которые фотографиями я не могу. Драматургия сегодня держится на изображении каких-то облупленных штукатурок и бомжей в обнимку с бездомными псами. Такая современная «фотография» не развивает личность духовно, поэтому произведением искусства не является.
В отношении второго вопроса – «Куда пойти учиться?», – прежде всего, позвольте мне еще раз высказать свое кредо. «Я убежден, что развитие и прогресс любого фотографа в большей мере связан с прочитанным словом, чем с просмотром фотографий других авторов. Просмотренные фотографии обычно вызывают желание снять подобные им же, то есть один визуальный образ рождает подобные ему визуальные образы. Прочитанное же слово преобразовывается в бесконечное разнообразие визуальных образов, реализуясь впоследствии в непохожие друг на друга фотографии».
Что касается меня, то мой путь в фотографию лежал через 16 лет занятий живописью и 7 лет серьезной духовной практики в поисках своей веры и самого себя. Впрочем, я считаю, что в фотографии я пока ничего особого не сказал.

Сергей МИЛИЦКИЙ
фотограф, автор журнала «Фотодело»

87244Однозначный ответ на вопрос о том, была ли у нас своя школа фотографии, дать сложно. Смотря что понимать под школой. Если высшее образование, дававшее право стать фотожурналистом, то была высшая школа на факультетах журналистики и в отдельных институтах полиграфии. Если какое-то начальное образование, которое помогало получить азы, то был ВЗНУИ и его фотоотделение, где когда-то в 70-х учился и я у Юрия Евзерихина. Но все это – начальная школа, школа с маленькой буквы, даже если она давала высшее образование. Если же говорить о фотографии не только как о способе заработка, но и как об искусстве, нужно упомянуть школы мастеров, фотохудожников. Кто-то брал учеников, которые, находясь рядом, учились видеть, как видит мастер. Кто-то искал людей близких по духу, и появлялись клубы, некоторые из которых можно считать именно Школой. Мне повезло, в конце семидесятых – начале восьмидесятых я полтора года прослужил под Ригой и там столкнулся именно со Школой, Школой прибалтийской фотографии. Так, в начале 70-х вокруг Антанаса Суткуса начали объединяться самобытные фотографы, и по его инициативе было создано Общество фотоискусства Литвы. Более двадцати лет Антанас Суткус возглавлял общество, позже переименованное в Союз фотохудожников Литвы, которое стремилось утвердить фотографию как самостоятельный и полноценный вид изобразительного искусства. Из этой школы в то время на меня большое воздействие оказали Ромуалдас Ракаускас, Виталий Бутырин.
Немного о том, как учился я. Наверное, первые мои «школьные» впечатления о фотографии появились, когда мне было лет шесть. Мы многие часы просиживали с товарищем в лаборатории его отца и следили за тем, как на простом листочке бумаги возникает изображение. Потом был длительный период простого детского осваивания «Смены-4», чтение журнала «Советское ФОТО» и книг по фотографии, которые попадали мне в руки. Учителя как такового в тот период у меня не было. Уже в институте (МАИ) я пришел во ВЗНУИ и на фотоотделении этой заочной школы учился у Юрия Евзерихина. Толчок в освоении фото я тогда, конечно, получил. И, что было немаловажно, почти 4,5 года работал на полставки в институте фотолаборантом, когда мои навыки вышли на новый уровень и закрепилось чувство, что в фотографии есть два важных момента – съемка и последующая обработка снимка. Сначала это делалось при помощи увеличителя, позже – компьютера. По моему мнению, чтобы научиться фотографировать, снимать надо много, надо учиться видеть, формировать свой взгляд и показывать свое видение его другим.
Но все равно, какие бы знания человек ни получил, в конечном итоге основная школа – это жизнь и взгляд на нее самого человека, взявшего в руки фотоаппарат и пытающегося с его помощью рассказать другим об окружающем мире и тех мыслях, которые у него возникают.

Александр Бахтурин
заместитель директора по стратегическому
планированию компании «Фотоцентр-Конверс»

87264Художественная школа фотографии у нас в стране была, да и не один раз. Она сформировалась еще в ХIX веке, у нее огромное количество представителей в разных отраслях и жанрах. Из наиболее известных назову Сергея Михайловича Прокудина-Горского и Карла Булла. Уверен, что историки фотографии смогут назвать множество еще более ярких личностей.
После революции сформировалась школа плакатного конструктивизма, наиболее проявилась она в работах Александра Михайловича Родченко. Наряду с ним различные направления художественной фотографии представляли Аркадий Самойлович Шайхет и Макс Владимирович Альперт, Марк Марков-Гринберг и Александр Гринберг. Во Второй Мировой сформировался и отточился талант Дмитрия Николаевича Бальтерманца, Евгения Ананьевича Халдея, Якова Николаевича Халипа, Льва Абрамовича Бородулина, Марка Степановича Редькина. Они создали школу оперативного репортажа и художественного портрета, на базе которой учились послевоенные гиганты советской фотографии, например Валерий Альбертович Генде-Роте, Владимир Мусаэлян. Сейчас она усовершенствовалась и модифицировалась, во многом перегнав фотографию зарубежную! Наши фотографы много лучше художественно образованы и технически подготовлены, тоньше и точнее чувствуют. Старая беда – в оторванности от возможностей современной фотографии и от мирового обще-фотографического процесса была во многом побеждена с появлением Интернета и компьютера. Мобильности – не хватает. И денег.
Представители: это, практически, наши современники, у которых еще учиться и учиться, дай Бог им здоровья: Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер, Николай Николаевич Рахманов, Виктор Ахломов, Юрий Васильевич Абрамочкин, Владимир Веленгурин, Владимир Вяткин, Георгий Розов, Лев Ильич Вейсман, Михаил Геллер. А ведь есть еще и более молодые фотографы, которые развиваются, совершенствуются – Дмитрий Константинов, Максим Полубояринов, Леонид Круглов, Владимир Седов...
В русской фотографической школе существуют всевозможные направления. Не удивлюсь, если при внимательном рассмотрении мы не найдем отсутствия какого-либо художественного течения или направления в этой гигантской коллекции образов, времен и ситуаций.
Из существующих сейчас учебных заведений назову следующие. МГУ, факультет журналистики, кафедра фотожурналистики. ВГИК, операторское отделение. Московский Политехникум им. Моссовета, факультет фотографического производства. Последний, правда, выпускает скорее ремесленников, но какие бриллианты среди них попадаются!
Образовалось несколько коммерческих, клубных фотошкол, иной раз весьма серьезных и дорогих. Фотошкола «Академия Фотографии» Центра Профессиональной Фототехники «Марко-Pro». «Академия Классической Фотографии» на Бережковской набережной. НОУ «Школа журналистики «Известия»».
Ведут частные уроки многие коммерческие фотографы, но их нужно искать с пристрастием – ходить на выставки, смотреть и спрашивать. Совсем недавно покинул нас Резников Виктор Соломонович – прекрасный фотограф и отличный учитель. Вот он был примером правильного обучения фотографии – системного, практического и классического. Мастер, учивший своим примером.
Лучший путь – самообразование (это еще Фридрих Энгельс утверждал!). С развитием всемирной сети оно стало доступнее и эффективнее: виртуальная фотошкола photodome.ru; fotoschool.org; fotoshkola.ru; Государственный центр фотографии в Санкт-Петербурге запустил проект «Бал-тийская фотошкола» – www.ncprf.org/ baltic.html; fotoart-school.ru/. Но после конференций, сетевых галерей и фотоконкурсов должно последовать естественное продолжение – работа фотографом и получение фотографического образования. Оно может совмещаться с высшим художественным, техническим или журналистским образованием. Очень хочется отметить, что считаю невозможным заниматься фотографией, не влезая в нее «с ушами» – этим грешат достаточно часто товарищи художники и товарищи компьютерщики. Фотография – для дотошного и аккуратного человека.


Источник: Журнал Фотодело

Понравился материал? Поделись им с друзьями: