Звоните по телефону: 8-800-775-13-67

Фото-древности

Фото-древности

Откуда в эпоху повсеместного распространения цифровой фотографии интерес к ретро-фото и к поистине антикварным снимкам? Что делает ценными старинные кадры, сделанные доисторическими методами? Разобраться в этом нам помогут эксперты фонда Пола Сэка (Музей Современного Искусства в Сан-Франциско), где недавно открылась выставка исторической фотографии. Работы, созданные в 1850х впервые демонстрировались широкой публике с тех пор, как попали в знаменитую коллекцию мистера Пола Сэка (Paul Sack)

Мы задали куратору выставки несколько вопросов

Как вы думаете, в чем причина того, что современные фотографы обращаются к ретро-стилизации?

Массовость современной фотографии породила потребность в новом осмыслении ценности каждого кадра. В те времена, когда огромные фотоаппараты было трудно перевозить с места не место, заниматься полевыми съемками было целым подвигом. В те времена легче было сделать художественный набросок, если нужно зафиксировать визуальный образ, особенно, это касается архитектуры тех регионов, куда европейскому человеку, вооруженному фототехникой, добраться трудно. Первые технически сравнительно высококлассные пейзажные и архитектурные снимки 1850-х имели ценность по той причине, что точнейшим образом фиксировали действительность «как она есть». Сегодня этим никого не удивишь. Таким образом, ретро-стилизация – это метафора большей ценности снимка. Переносное значение «историчности», воплощенное в некоторых визуальных аспектах.

[ad#V statie polnii]

А какую практическую ценность сейчас могут представлять «антикварные» архитектурные снимки?

Конечно, для реставрационной деятельности они очень важны. И для коллекционеров.

Почему старинным фотографиям видов города придают такое значение? Почему организовываются выставки?

Все дело в атмосфере и восприятии зрителем. Он видит, что антураж города можно узнать (как например, Лос-Анджелес до землетрясения 1906 года), но и люди уже сменились, и здания… Это как философское послание в будущее: «Все преходяще». Но при этом фотография как бы пережила все то, что было ей современным. Это дает зрителю чувство, что мгновение можно остановить. А для фотографа это как бы иллюзия власти наших с вами коллег над временем. Уже и нас не будет, но снимки наши останутся, понимаете?

На «портретах города» важнее всего запечатлеть узнаваемые архитектурные сооружения. Тогда будет чувство, то антураж не меняется – но люди, многие поколения, приходят и уходят. Просто фиксация городской жизни не дает новой глубины смыслу кадра. Важно, чтобы было знакомое монументальное строение, относительно которого можно как бы вести отсчет личной истории. Прекрасно, если можно увидеть и людей, одетых по моде незапамятных времен, и то, на чем они ездили. Зритель сравнивает с привычными ему картинами города. И появляется ощущение, что вечное противостоит текучей современности. Зритель одновременно осознает, что может принять участие в творении истории, если сделает похожий снимок «своего времени».

Лучше всего это пояснить на примере?

Вот снимок из Рима, сделанный в конце 1850х. Колизей был на своем месте задолго до того, как пришел фотограф, сделал свой кадр, и показал его миру. Колизей был и до зрителя – как мы с вами, - и после нас. В этом основной смысл.

Что делает ценным конкретно этот отпечаток?

Дело в том, что он был замечен авторитетным коллекционером, провел огромное время в архиве музея, и только теперь доступен зрителю. Это редкость, которую не увидишь больше нигде. Понимающие люди согласятся с тем, что кадры из знаменитых коллекций имеют ценность уже потому, что были отобраны кем-то из знаменитых, признанных мастеров и коллекционеров.

Почему сегодня стилизованные под антикварные снимки не имеют такой ценности – ведь они и по качеству более совершенны, и по художественному замыслу превосходят то, что было известно в середине XIX века?

Понимаете, мир стал «маленьким», благодаря пассажирским перелетам, Интернету, глобальным СМИ. А тогда, когда были сделаны эти снимки, нужно было войти в состав экспедиции и отправиться за тридевять земель. При этом довезти в сохранности свою фототехнику, где-то в полевых условиях пытаться что-то печатать. Это было настоящим подвигом, делом всей жизни. Сегодня это несколько часов пути и пара щелчков затвором. Это пара кликов в Сети – и ты все как будто бы видел своими глазами – хочешь со спутника, хочешь через объектив. Однако это не дает того почти эзотерического чувства, что жизнь человеческая – одно мгновение. Хотя и утверждает силу техники и высокий уровень визуальной культуры: наши современники уже все на свете видели. Со всем миром заочно знакомы. Их труднее удивить, чем зрителей XIX века. Разве что, как раз тем, чем восхищались они, наши пращуры.

Fransis Firth – 1857 The Rameseum of El-Kurneh, Thebes – first view

Роджер Фентон — 1856, из серии «Портреты театра военных действий Крымской войны», лагерь 5го драгунского полка

Кстати, о старинных снимках - для московских ценителей фото-древностей Сад им. Баумана открыл выставку старинных фотографий Москвы. 28 сентября, в день рождения Сада Баумана, все желающие приглашаются на праздник.

Текст: Александра Чекалина

Понравился материал? Поделись им с друзьями: